Banner Top

Log in
  

Полк Неизвестного солдата

"Я скоро вернусь..."
3 декабря "День Неизвестного солдата". Этот день отмечается в России с 2014 года в память о российских и советских воинах, погибших в боевых действиях на территории нашей страны, или за её пределами.
В этот день в 1966 году, в ознаменование 25-й годовщины разгрома немецких войск под Москвой, прах неизвестного солдата был торжественно захоронен у стен Московского Кремля в Александровском саду.
Мемориал у Кремлевской стены стал символичным местом поклонения для всех тех, кто не знает, как погибли его родные и близкие, и где они погребены.
Каждый из нас мог бы написать свою страницу в Книгу памяти "Полк Неизвестного солдата".
Если возникнет желание, то присылайте свои истории на адрес Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
...Моему отцу в августе 1941 года было 5 лет и 6 месяцев. Он запомнил тот день, когда его отец, мой дед, Иван Васильевич Михайлов, уходил на фронт.
Он так рассказывал об этом: "Отец стоит в сенях, у выхода из избы. Я обхватил обеими руками его черные сапоги: они тогда мне показались огромными. Отец потрепал меня по голове и сказал: "Не плачь, сынок, я скоро вернусь...".
Дед не вернулся с войны, пропал без вести. В Центральном архиве Министерства обороны о нем есть запись, что он был призван Поныровским РВК 10 августа 1941 года.
Далее, запись: "дата выбытия" 02 1943 года, причина - "пропал без вести". Последнее письмо от старшего сержанта и помощника командира взвода Михайлова И.В. было получено родными в селе Поныри Курской области 20 сентября 1941 года.
В этом же сентябре, в самый разгар наступательных действий фашистов, моя бабушка - Михайлова Александра Игнатьевна (в девичестве Грунич) родила четвертого ребенка - Володю Михайлова.
Семья моего деда жила в селе Поныри, которое потом вошло в учебники военной истории, как место танкового сражения на Курской дуге.
Изба была самая, что ни на есть, русская: сени с земляным полом, комната с образом в переднем углу и часами-кукушкой, русская печь и стол в центре маленькой и единственной комнаты..
Под окном, которое выходило на улицу - береза, вишня, плетеный забор. На улице - большой глубокий погреб, который и спас все осиротевшее семейство в войну.
Бабушка рассказывала, что у Иван Васильевич Михайлов, работавший фининспектром в районе, мог взять бронь. Но не стал, и ушел на войну. Было ему в августе 1941 года 36 лет.
На руках у моей бабушки остались четверо: Зина, 14 лет, Саша, 12 лет, Юра, 5 лет и грудной Володька, родившийся уже под грохот войны, в сентябре 1941 года.
Как они все выжили-одному Богу известно. Бабушка прятала Зину на чердаке, чтобы немцы не угнали в Германию. Сашка бегал к немцам и мыл там полевую кухню, а остатки пищи тащил домой. "Иногда немцы чего-нибудь положат в котелок"- рассказывал мне уже взрослый дядя Саша.
"Немцы нас не трогали"- рассказывала бабушка. Сама она с детьми жила в погребе, а немцы - в хате. В огороде, где выращивали знаменитую курскую картошку, и благодаря которой выживали во все времена, стояла фашистская зенитка.
Фамилия деда занесена в Курскую областную книгу Памяти, том 6: "Пропавший без вести".
Дети выросли без отца, а я никогда не видел и не слышал голоса своего деда. И таких в нашей стране- миллионы.
Где лежит дед, как он погиб? Быть может, когда-нибудь станет известно.
Мое детство прошло в Крыму. Отец был военным- ракетчиком, и наш ракетный дивизион находился в одном из живописнейших мест в Крыму: в Капсельской долине. Это под Судаком, между мысом Меганом и мысом Алчак.
Сегодня это одно из самых любимых мест отдыха для тех, кто предпочитает дайвинг, или просто, "дикий" отдых вдали от цивилизации.
А в 60-е и 70-е годы это место было закрыто не только для туристов, но и для всех посторонних, кроме тех, кто тут служил. Это была запретная зона, а на подступах к воинской части (72019-"Б") стояли таблички: "Стой! Стрельба без предупреждения!".
Каждый год, 9 мая, мы, дети офицеров, стояли в почетном карауле возле памятника Неизвестному солдату.
Этот памятник был на обрыве пригорка, метров в тридцати от кромки моря.
Памятник простой: постамент, красная Звезда. Он стоял на обрыве и примыкал прямо к ракетной позиции: метрах в десяти от памятника была уже колючая проволока, заграждающая вход на ракетной позиции.
Много лет спустя, я узнал, что в декабре 1941 года - январе 1942 года в этих местах высаживался наш десант. В метрах ста от памятника, прямо напротив - и до сих пор лежит на дне моря наш затонувший корабль. Видео с его изображением можно без труда найти в Интернете.
Мы, мальчишки, часто находили на земле и под водой гильзы.
Части ракетной уже давно нет, она расформирована, а могила Неизвестного солдата стоит, за ней ухаживают.
Правда, в "украинские времена" с памятника сняли звезду.
На сайте "Таврида Сегодня" 14 декабря 2014 года в статье "Десант в Судаке был обречен на гибель", я писал:
"Когда была завершена Керченско-Феодосийская десантная операция, то командованием Кавказского фронта было решено было высадить отвлекающий десант в районе Судака, чтобы поддержать наши войска, наступавшие от Керчи к Феодосии.
Десант был обречен на гибель, потому что операция была не продумана в деталях, а самих десантников не поддержали ни с воздуха, ни огнем с боевых кораблей.
Десант формировался и выходил из Новороссийска. Самую немногочисленную первую группу из 218 десантников, высадили в ночь с 5 на 6 января 1942 года в посёлке Новый Свет у мыса Чеканный.Высадка производилась с эсминца "Способный" и сторожевого катера.Десантникам удалось проникнуть в тыл врага.
Но дальше их ждали неудачи. Во время захвата комендатуры в Новом Свете, погиб командир группы и несколько бойцов, нескольких человек захватили в плен, а потом убили.
Остальным десантникам удалось отойти в лес, но через несколько дней, при прочесывании местности, противник захватил 51 пленного.
Основные силы десанта, а если быть точным, это 1570 человек с четырьмя орудиями, высадились в Судакской бухте в ночь на 16 января 1942".
И еще одно воспоминание о Неизвестном Солдате. Мои юношеские годы прошли в поселке Приморский. Это под Феодосией.
"Эхо войны" печальным взрывами давало знать о себе каждый год. В районе Приморского в направлении Феодосии и станции Владиславовка шли очень жестокие бои в 1941- 1942 году.
После войны в районе Приморского осталось огромное количество блиндажей, дотов. В степи валялись неразорвавшиеся снаряды. Местные мальчишки подрывались на них каждый год.
Был случай, когда семья остановилась отдохнуть на берегу моря, развели костер. Рвануло так, что погибло сразу два человека, третий стал инвалидом. Неглубоко под землей лежал неразорвавшийся снаряд.
Мы однажды с приятелем пошли на рыбалку на окраину Приморского.
Возвращаясь, и поднимаясь на небольшой пригорок у моря, увидели, как из земли торчит что-то белое, похожее на человеческую кость.
Начали раскапывать и нашли: монеты СССР, остатки противогаза, ремня, обуви, масленку от карабина. Но самое главное, мы нашли, так называемый "бессмертник". Это небольшой пластмассовый футлярчик с колпачком. Сюда воины клали записки с данными о себе.
Мы открутили колпачок, и там была записка. Но что-либо разобрать было уже невозможно: запись была сделана химическим карандашом.
Все найденное мы отнесли в краеведческий музей Феодосии.
Останки того матроса так и покоятся на том пригорке возле моря.
Я часто вспоминаю то место: тут можно было бы воздвигнуть памятник морякам, погибшим во время феодосийского десанта.
Возможно, что когда-нибудь, это будет сделано.
Каждый из нас мог бы написать свою страницу в книгу "Полк Неизвестного солдата".
Давайте писать Историю, и это будет нашим общим памятником Неизвестному солдату!
Последнее изменениеВоскресенье, 04 Декабрь 2016 17:11

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены